Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 562678)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта.

Владимир Осипов: ученый и человек. Сборник материалов. (290,00 руб.)

0   0
АвторыОсипова Элина Николаевна
Издательство[Б.и.]
Страниц412
ID145742
АннотацияСборник задуман к 75-летию профессора философии В.И. Осипова как собрание материалов из его жизни и творчества, ранее не опубликованных статей, его заметок под названием «Моя жизнь», представляющих интерес для молодежи, вступающей на путь научного творчества. В сборник включены философские стихи, написанные В. Осиповым в последний год жизни, заметки, воспоминания о нем как незаурядном философе-мыслителе, эрудите и просто человеке, интеллигентном, талантливом и скромном.
Владимир Осипов: ученый и человек. Сборник материалов. / Э.Н. Осипова .— : [Б.и.], 2011 .— 412 с. — URL: https://rucont.ru/efd/145742 (дата обращения: 12.06.2021)

Предпросмотр (выдержки из произведения)

143 Революционные социал-демократы 90-х годов в Архангельской ссылке (1893–1900 гг.) <...> Арии князя Игоря и Кончака из Оперы Бородина «Князь Игорь», арию мельника из оперы Даргомышского «Русалка», арии Надира из оперы Бизе «Искатели жемчуга», серенаду из оперы «Пертская красавица», арию певца за сценой из оперы Аренского «Рафаэль» и другие. <...> Помню, как однажды весной, кажется, 1954 года, шел из читального зала домой и около почтамта услышал звучавшую на всю улицу арию певца за сценой: «Страстью и негою сердце трепещет, Льются томительно песни любви…» Весна, вечер, свежий запах тающего снега… – все созвучно. <...> Я решил ехать в Москву и поступить на философский факультет МГУ. <...> Я отправил документы в МГУ на философский факультет и поехал сдавать вступительные экзамены. <...> 34 «Кориолан» и «Тимон Афинский» – о психологических основаниях авторской характеристики главных героев этих трагедий. <...> За активное участие в работе научного студенческого общества (НСО) АГПИ имени М.В. Ломоносова Ломоносовский райком ВЛКСМ дважды награждал меня Похвальным листом – на III курсе (апрель 1960) и IV курсе (апрель 1961). <...> НЕОПУБЛИКОВАННЫЕ РАБОТЫ Иван Федоров и начало русского книгопечатания Прежде чем приступить к рассмотрению вопроса о возникновении книгопечатания в русском государстве, необходимо хотя бы бегло проследить историю зарождения и распространения этого, столь необходимого для человечества искусства. <...> О причинах, вызвавших эту необходимость, сообщается в двух Сказаниях о начале московского книгопечатания, возникших в ХVII веке. <...> О начале московского книгопечатания, кроме указанных Сказаний, говорится в послесловии Апостола, напечатанного в 1564 году. <...> Автор послесловия Иван Федоров писал, что царь «…начат помышляти, как бы изложити печатные книги, якоже в грекех, в Венеции и во Фригии (т.е. у франков, в Западной Европе вообще) и в прочих языцех, дабы впредь святые книги иэложилися праведне». <...> Больше никаких известий о начале московского <...>
Владимир_Осипов_ученый_и_человек._Сборник_материалов._.pdf
Министерство образования и науки Российской Федерации Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова ВЛАДИМИР ОСИПОВ: УЧЕНЫЙ И ЧЕЛОВЕК Сборник материалов Архангельск 2011
Стр.1
2 УДК ББК Составитель Э.Н. Осипова Редакционная коллегия: Е.В. Кудряшова, В.А. Колосов, В.В. Осипов, А.А. Семин, Р.А. Ханталин Владимир Осипов: ученый и человек: сборник материалов / сост. Э.Н. Осипова; редкол.: Е.В. Кудряшова и др.;Северный (Арктический) федерал. ун-т им. М.В. Ломоносова. – Архангельск: САФУ, 2011. – 450 с.; [ л.ил.]. ISBN Сборник задуман к 75-летию профессора философии В.И. Осипова как собрание материалов из его жизни и творчества, ранее не опубликованных статей, его заметок под названием «Моя жизнь», представляющих интерес для молодежи, вступающей на путь научного творчества. В сборник включены философские стихи, написанные В. Осиповым в последний год жизни, заметки, воспоминания о нем как незаурядном философе-мыслителе, эрудите и просто человеке, интеллигентном, талантливом и скромном. УДК ББК ISBN © Осипова Э.Н., составление, 2011 © Северный (Арктический) университет, 2011
Стр.2
3 СОДЕРЖАНИЕ I. Моя жизнь ………………………………………………………….. 4 Мысли о прошлом. Моя жизнь ………………………………………. 4 Вкладыш: Фотографии разных лет Аттестат зрелости, дипломы (оконч. вуза, кандидата наук, профессора) Грамоты и дипломы студенческих лет за научную работу, творчество, участие во всесоюзных конкурсах Стихи школьной и студенческой поры ………………………………..41 Стихи и рисунки студенческих лет …………………………………….49 II. Неопубликованные работы ………………………………………..58 Иван Федоров и начало русского книгопечатания…………………….58 Психологические основы авторской характеристики героев в пьесах У. Шекспира «Кориолан» и «Тимон Афинский»…………………………………76 К вопросам эстетики. Трагическое в искусстве и действительности .131 Старославянизмы в поэмах А.С. Пушкина «Полтава», «Медный всадник»……………………………………………………………………………..133 Об отражении космологии в поэзии М.В. Ломоносова………………141 Петербургский и Московский «Союзы борьбы за освобождение рабочего класса» и деятельность их членов в ссылке на Севере………………..143 Революционные социал-демократы 90-х годов в Архангельской ссылке (1893–1900 гг.)……………………………………………………………….. 157 Материализм в философии Древней Греции…………………………191 Диалектика чувственного познания в философии Гегеля……………218 Диалектика чувственного познания в философии К. Маркса………..239 Атомы и «элементы мира». Э. Мах и атомистика ……………………249 Методы и формы научного познания ………………………………….269 Этика М.В. Ломоносова ……………………………………………….. 277 III. Хронологический указатель опубликованных работ ………..294 IV. Философские стихи: новое (2009–2010) ………………………..302 V. Слово о Владимире Иосифовиче …………………………………370
Стр.3
4 I. МОЯ ЖИЗНЬ Мысли о прошлом. Моя жизнь… Детство Родился я 12 января (хотя в паспорте почему-то записан 16 января, а записывал отец) 1936 года в Архангельской области, в Плесецке. Родители – выходцы из северных деревень, из многодетных крестьянских семей. Отец, Осип Павлович, – земляк М.В. Ломоносова, родом из Холмогор, деревни Матигоры. Мой дед, Павел Иванович, овладел грамотой в церковноприходской школе и был примечателен тем, что, занимаясь крестьянским хозяйством, приобщился к письменной книжной культуре, по воспоминаниям старшего брата отца Михаила, выписывал из Санкт-Петербурга газеты, журнал «Нива»; был волостным писарем, от эсеровской партии – депутатом губернского собрания, в качестве независимого депутата баллотировался в Государственную Думу. Своего старшего сына Вениамина он отправил в Санкт-Петербург в военное училище (сгинул в Октябрьские дни 1917 года). В живых я деда уже не застал. Он погиб от случайного взрыва гранаты у себя в деревне в 1918 году во время интервенции. Вскоре от «испанки» умерла и бабушка Анна. Мать, Ксения Васильевна, в девичестве Шекалова Оксинья, родом из небольшой таежной деревушки Шóлтомино – этой деревни давно уже нет. В конце 20-х – начале 30-х годов мои будущие родители, их братья и сестры покинули родные места, разъехались в разные стороны – пятеро из семьи Осиповых оказались в Ленинграде. А мой будущий отец доехал до станции Плесецкой, сначала более двух лет работал на Пермиловском лесозаводе треста «Севтранлес», а после окончания 3-месячных курсов трактористов в июне 1930 года был переведен в Плесецкий мехлесопункт, где два года работал трактористом, а затем почти семь лет – сменным механиком. Там  ГААО. Ф. 1865. О. 1. Д. 15. Л. 108. См. Список гласных Первого Архангельского губернского земского собрания. 14–26 декабря 1917 года.
Стр.4
5 познакомился с Ксенией Шекаловой, которая работала в столовой Севтранлеса. В 1932 году они поженились и своего первенца, родившегося 10 декабря 1933 года, назвали Вениамином в честь старшего брата отца, о судьбе которого он так ничего и не узнал. Когда мне было три года, из-за тяжелейшей травмы я оказался в Архангельске в областной больнице. Мое воспоминание: я у кого-то на руках, за стеклянной дверью – плачущая мама, и меня от нее уносят куда-то по коридору. А еще помню: я, по грудь загипсованный, лежу на кровати, мне на грудь ставят тарелку с густой манной кашей, а посередине ее в ямке – растопленное масло. А случилось вот что: мама была на работе, а девочка, на попечение которой я был оставлен, решила меня и еще одного малыша покачать на качелях. Не знаю уж, сильно ли она раскачала нас, но так или иначе я свалился с качели. И первое мое воспоминание в жизни: я, плачущий от боли, ползу вдоль какого-то забора, возле которого и стояли злополучные качели. В областной больнице я пробыл два года и перед самой Великой Отечественной войной был выписан. Мама впоследствии рассказывала, что в больнице я заболел какой-то (не помню, как она называла болезнь) опасной инфекционной болезнью, лежал в отдельном бараке, был при смерти, ее известили, просили приехать. Она поехала в Архангельск, не надеясь увидеть меня живым. Но тут ее обрадовали: кризис миновал. Я выжил, сердце выдержало все напряжение болезни. Родители к тому времени сменили место жительства: отца как передовика производства, стахановца летом 1939 года перевели для укрепления Шелексовского мехлесопункта главным механиком гаража. Жили мы на разъезде Шелекса в рабочем поселке, в бараке, в котором было шесть квартир-комнат. Через год отец окончил 5-месячные курсы механиков автотракторных баз в Ленинградском институте повышения квалификации руководящих хозяйственных и инженерно-технических кадров.
Стр.5
6 В нашей «квартире» была русская печь, с которой я и упал вскоре. Некоторое время я и дома оставался в гипсе. Когда, наконец, его разрезали и сняли, то тут же сожгли его в русской печи, я помню этот неприятный запах горящего гипса. Но вскоре случилось мое падение с печи: мама была весь день на работе, а за мной нужен был присмотр и уход. С нами в Шелексе в то время стал жить мамин младший брат Алексей (впоследствии военный), тогда подросток лет 14-ти, и мама оставляла меня на его попечение. Как-то нянчась со мной, Леша посадил меня на печь, а сам стал собирать для меня нехитрые игрушки. Я встал и нечаянно оперся на бечевку, на которой держалась занавеска на печи, гвоздь, к которому была привязана бечевка, выдернулся, и я рухнул на пол, чудом не угодив головой в угол большого деревянного сундука, стоявшего у печи. Я потерял сознание и, видимо, надолго, потому что очнулся на руках у мамы. Испуганный Леша, наверное, сбегал за ней на работу. Со мной на руках мама вышла на крыльцо, там нашла Лешу, которому, по-видимому, попало от нее, что-то утешительное ему сказала, раз я очнулся. Но от падения у меня пострадала голова (сильный ушиб) и шея, голова клонилась к плечу, отлеживался долго, может, месяц. В дальнейшем были и другие падения, но без таких последствий. Одновременно заживала постепенно и нога после гипса. Я, наконец-то, стал участвовать во всех детских играх и делах. В то время уже шла война. Отца по мобилизации направили в действующую армию в Заполярье, где он и служил механиком всю войну в полку бомбардировочной авиации, обслуживая бомбардировщики «Пе-2» (такие, как показаны в фильме «Хроника пикирующего бомбардировщика»). Участвовал он, тогда старшина, и в розыске и уничтожении диверсантов, забрасываемых фашистами в Заполярье, в ситуациях, близких к описанной в книге В. Быкова в фильме «А зори здесь тихие…». От него приходили письма и открытки, изготовленные им на основе фотоснимков. Помню, в одной из этих открыток было приведено симоновское стихотворение «Жди меня».
Стр.6
7 Война чувствовалась во всем и у нас, в Шелексе – больше всего на железной дороге. Так, по ней туда и обратно часто пробегал охраняющий путь зеленый броневичок с красной звездой на башне. По железной дороге постоянно шли эшелоны на фронт и с фронта. Некоторые останавливались у нас на станции, из теплушек высыпали солдаты и под гармошку пели и плясали. Помню одного шустрого солдатика, который вертелся по кругу в пляске и пел своего же, видимо, сочинения частушки: …Что за леший за такой: Не подходит никакой. Мою милку сватали, Меня в чугун упрятали, Крышкою прихлопнули, Чуть глаза не лопнули. Однажды неподалеку от Шелексы в результате то ли бомбежки, то ли диверсии взорвался эшелон с боеприпасами. И мы, ребятишки, собирали на путях разлетевшийся артиллерийский порох, крупный, величиной с зернышко риса, формой наподобие бочонка, потом взрывали его, смотрели на эти разрывы. Находили и пули, в том числе, видимо, разрывные. Из пуль выплавляли свинец. Помню, как из костра однажды вылетела разорвавшаяся пуля и просвистела около меня. Мимо Шелексы иногда пролетали на разведку или бомбежку немецкие самолеты. Обломки одного из них – сбитого – были выставлены на площадке около клуба. Помню, как после войны по Шелексе прогнали колонну пленных немцев, видимо, на лесозаготовки. Мы, ребятишки, бежали рядом и, дразня немцев, кричали: «Матка, млеко!» и при этом дергали правой рукой за палец левой руки. Это мы подражали немцу из страшного фильма «Радуга». В Шелексу, как и в другие населенные пункты, направлялись эвакуированные. С нами в нашей комнате в начале войны жила семья из Москвы: женщина с двумя малолетними детьми. Когда они уехали, к нам поселили ленинградских блокадников – женщину с сыном Павликом, постарше меня
Стр.7

Облако ключевых слов *


* - вычисляется автоматически