Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 567175)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта.

У меня в кармане дождь (260,00 руб.)

0   0
Издательство[Б.и.]
Страниц357
ID177694
АннотацияПроизведения Людмилы Коль, собранные в этой книге, различны по тематике. В основу нового романа «Земля от пустыни Син» положена семейная сага, в которой рассказывается история нескольких поколений некогда большой семьи, осевшей в Москве и постепенно растворившейся в новом поколении:кто-то уходит в религию, кто-то успешно занимается бизнесом, кто-то живет за границей, балансируя на культурном пограничье и полностью вписавшись в стиль нового сообщества. «Мы, европейцы, круто знаем, чего хотим», — говорит один из молодых персонажей. Это роман о сложных человеческих взаимоотношениях, идеалах, вере, любви. Повесть «Анна для взрослых» — исповедь матери, у которой сложились непростые отношения со взрослой дочерью, трагедия, разыгравшаяся между ними. Повесть «Девушка в фате» посвящена духовной близости двух неординарных женщин, одна из которых погибает. Обо всех произведениях можно сказать словами рецензента, профессора А. И. Чагина: это лаконичная и внутренне емкая, отточенная психологическая проза.
ISBN978-5-91419-340-6
УДК821.161.1
ББК84(2Рос=Рус)6-44
У меня в кармане дождь / Коль Л. — СПб. : Алетейя, 2010. — 356 с. — : [Б.и.], 2010 .— 357 с. — ISBN 978-5-91419-340-6 .— URL: https://rucont.ru/efd/177694 (дата обращения: 05.08.2021)

Предпросмотр (выдержки из произведения)

ISBN 978-5-91419-340-6 Произведения Людмилы Коль, собранные в этой книге, различны по тематике. <...> В основу нового романа «Земля от пустыни Син» положена семейная сага, в которой рассказывается история нескольких поколений некогда большой семьи, осевшей в Москве и постепенно растворившейся в новом поколении: кто-то уходит в религию, кто-то успешно занимается бизнесом, кто-то живет за границей, балансируя на культурном пограничье и полностью вписавшись в стиль нового сообщества. <...> «Мы, европейцы, круто знаем, чего хотим», — говорит один из молодых персонажей. <...> 1 Утром дверь на лестницу рывком открывается, и Майя Михайловна выскакивает из квартиры, на ходу роясь в сумоч9 ке в поисках троллейбусных билетиков. <...> Через полчаса дверь наверху открывается опять и выпускает мужа Майи Михайловны. <...> Николай Семенович ступает тяжело и вперевалку, и Костя никак не может приспособить свои шажки к отцовским, поэтому прыгает сзади со ступеньки на ступеньку. <...> — Не прыгай, упадешь, — коротко и без всякого выражения бросает Николай Семенович. <...> Косте хотелось бы что-нибудь рассказать отцу, но Николай Семенович с утра не произносит обычно ни слова и кажется таким неприступным, что Костя не осмеливается открыть рот. <...> Он думает о том, что сейчас бабушка уже, наверное, звонит комунибудь из знакомых. <...> Костя может хоть каждый день звонить своим новым приятелям. <...> 10 Пока Сева еще спит, бабушка успевает сообщить по телефону знакомым и родственникам все об их маме: и то, что она не хозяйка, и то, что «плохая мать» и «плохая невестка». <...> За все это бабушка навсегда обижена на мать, и утро у них обычно начинается со стычки, как сегодня, например. <...> Старший брат Сева уже учится в институте. <...> Мать пытается будить его и пугает сессией, но Сева грубо обрывает ее и говорит, что сам знает, что ему делать. <...> Костя не знает, что такое «сессия», но, должно быть, что-то страшное, раз мать ее так боится. <...> — Севочка встал! — встречает его улыбкой бабушка, отрываясь тут же от телефонной <...>
У_меня_в_кармане_дождь_.pdf
Стр.3
Стр.4
Стр.5
Стр.6
Стр.7
Стр.8
У_меня_в_кармане_дождь_.pdf
Стр.3
УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус) К62 Коль Л. К62 У меня в кармане дождь / Людмила Коль. — СПб. : Алетейя, 2010. — 356 с. ISBN 978-5-91419-340-6 Произведения Людмилы Коль, собранные в этой книге, различны по тематике. В основу нового романа «Земля от пустыни Син» положена семейная сага, в которой рассказывается история нескольких поколений некогда большой семьи, осевшей в Москве и постепенно растворившейся в новом поколении: кто-то уходит в религию, кто-то успешно занимается бизнесом, кто-то живет за границей, балансируя на культурном пограничье и полностью вписавшись в стиль нового сообщества. «Мы, европейцы, круто знаем, чего хотим», — говорит один из молодых персонажей. Это роман о сложных человеческих взаимоотношениях, идеалах, вере, любви. Повесть «Анна для взрослых» — исповедь матери, у которой сложились непростые отношения со взрослой дочерью, трагедия, разыгравшаяся между ними. Повесть «Девушка в фате» посвящена духовной близости двух неординарных женщин, одна из которых погибает. Обо всех произведениях можно сказать словами рецензента, профессора А. И. Чагина: это лаконичная и внутренне емкая, отточенная психологическая проза. УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус) © Людмила Коль, 2010 © Издательство «Алетейя» (СПб.), 2010 © «Алетейя. Историческая книга», 2010
Стр.4
ЗЕМЛЯ ОТ ПУСТЫНИ СИН Роман 5
Стр.5
Моему сыну «Они пошли и высмотрели землю от пустыни Син…» Четвертая книга Моисеева, гл.13. «Пустыня — символизирует одиночество и отрешение, а также место для размышления, тихого божественного откровения». Большой академический словарь. 6
Стр.6
■ С квозняк, в один миг преодолев этажи, врывается в пустую квартиру, пролетает через весь коридор и вылетает в кухонную форточку. — Придержите дверь, а то хлопнет, — предупреждает агент. — Кто же это оставил открытой форточку? — недоумевает он и идет вперед. Они входят внутрь и останавливаются, не решаясь двинуться дальше. Агент возвращается, зажигает свет, открывает везде двери. — Ну, вот, смотрите… — Он жестом приглашает войти в первую комнату. Квартиру предлагают, кажется, давно — объявления в рекламке, которую они держат в руках, появляются из номера в номер. Но покупатель, видимо, не находится: пятый этаж без лифта все-таки не котируется у клиентов. Да и сами они пришли, собственно, лишь ради любопытства — посмотреть, что сталось с районом их детства. Они обводят взглядом помещение. Все как обычно: пустота обнажила засаленные пятна на стенах, почерневший потолок, отставшие во многих местах обои, затертый паркет с темными плинтусами, в которые въелась пыль… облупившаяся краска на дверных косяках и оконных рамах, заржавевший крюк от люстры… Следы бывшего жилья… Впрочем, ничего удивительного: так всегда и бывает, когда насиженное место покидают… Рядом с окном, в углу, в длинной плетеной сетке, завязанной внизу узлом, одиноко свисает с потолка керамический горшок с комнатным растением. — Цветок живой еще... поразительно… — Не впечатляет? — оборачивается агент: он пока деловито раскладывает бумаги на подоконнике. — Начало шестидесятых: высокие потолки, легко дышится, хотя и двухкомнатная. Ремонт капитальный, конечно, требуется, но… как говорится, качество. — Oн постукивает костяшками пальцев по стене, выбивая из нее сухой, плотный звук, и довольно смотрит: — Слышите? Кирпич… Да и район престижный теперь — от центра близко, и зеленый… поэтому цена… 7
Стр.7
Часть первая ЗВЁЗДНЫЙ, ДОМ 9… За улицей, где стоят дома, Москва кончается. Потому что там, на противоположной стороне, просто земля: там начинаются огороды, кучи мусора, идут рядами деревянные темные бараки, в которых кто-то живет своей жизнью, о которой живущие здесь в кирпичных, сталинской постройки домах, выложенных сверху облицовочной серой плиткой, ничего не знают. Говорят, там даже то ли речка протекает, то ли ручей. Но наверняка никто сказать не может, потому что никто не видел. Туда взрослые ходят лишь за молоком к молочнице, или покупают редиску и салат с грядок, а осенью оттуда ходят по подъездам мужики в грязной одежде и предлагают картошку. С ними разговаривают, выйдя на лестничную площадку и прикрыв дверь, чтобы не напустить в квартиру деревенского запаха, и долго торгуются о цене, чтобы не переплатить. А потом обсуждают, почём «брали» картошку в этом году и сравнивают, почём она была в прошлом. Иногда по улице одиноко бредет корова, за которой, с хворостиной, идет хозяйка. Лето стоит в разгаре, солнце жарит, и за коровой поднимается столбик пыли. Улица тонкой серой асфальтовой змеей тянется вверх и наверху упирается в ограду Ваганьковского кладбища. Летом по улице гоняют на велосипедах дети, а зимой с горки, ярко сверкающей на солнце белизной снега, катятся вниз одни за другими санки. Оттуда тоже приходят с санками и тоже катятся на них вниз. Там зимой идет струйками дым из труб и ходят к колодцу за водой. Но это — уже не Москва. И никому нет дела до того, кто и как живет за чертой Города. 8
Стр.8