Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 639316)
Контекстум
Антиплагиат Руконтекст
Вопросы литературы  / №2 2013

Русский европеец и закат Европы. Письмо Ф. Степуна — О. Шпеглеру (перевод с немец. Р.Гергеля, публикация В.Кантора) (66,00 руб.)

0   0
АвторыКАНТОР В.
Страниц16
ID236646
Аннотация.
Русский европеец и закат Европы. Письмо Ф. Степуна — О. Шпеглеру (перевод с немец. Р.Гергеля, публикация В.Кантора) / В. КАНТОР // Вопросы литературы .— 2013 .— №2 .— URL: https://rucont.ru/efd/236646 (дата обращения: 20.06.2024)

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Владимир КАНТОР РУССКИЙ ЕВРОПЕЕЦ И ЗАКАТ ЕВРОПЫ Письмо Ф. <...> Явление Шпенглера было неожиданностью, как и многое в ХХ веке. <...> Невероятные технические открытия: радио, телефон, самолет, динамит; немыслимые ранее со бытия: экспедиция на Северный полюс, мировая война, удушающие газы, русская революция, миллионная эмиг рация в Европу иностранцев. <...> Книга Шпенглера «Закат Европы» попала в этот фантастический ряд. <...> Манн, прочи тав книгу Шпенглера, несмотря на свою близость идеям «консервативной революции», назвал своего соотечест венника, ставшего в момент самым знаменитым немец ким мыслителем, «пораженцем рода человеческого»1 . <...> Хотя Шпенглер противо поставил идею истории идее природы, евразийцев это не смутило. <...> «Мир как история, понятый, наблюденный и по строенный на основании его противоположности, — пи сал немецкий мыслитель,— мира как природы,— вот новый аспект бытия, которого до настоящего времени ни когда не применяли, который смутно ощущали, часто уга дывали, но не решались проводить»2 . <...> Впрочем, если говорить о дальнейшем, евразийцев он категорически не принимал, ставя евразийство в один ряд с большевизмом и нацизмом. <...> Степун говорит о сочинении Трубецкого лишь в контексте книги Шпенглера, при этом замечая, что, слушая рассказ молодого ученого о работе Трубецкого, ловил себя на мысли, что не вполне доверяет ему3 Согласившись с многими соображениями Шпенглера, евразийцы вместе с тем взглянули на Европу и на «мир ис тории» с точки зрения «мира природы», противопоставив «логику пространства» «логике времени»: все историче ские изменения, по их мнению, ничего не определяют, опре деляет все «месторазвитие», бог данного места, идея вполне языческая. <...> Тиллих писал очень жестко о по добных поворотах мысли: «Язычество можно определить как возвышение конкретного пространства на уровень пре дельной ценности и достоинства. <...> Предсмертные мысли Фауста // Освальд Шпенг лер и Закат Европы <...>