Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 639871)
Контекстум
Антиплагиат Руконтекст
Вопросы литературы  / №4 2013

Сталинские премии Василия Гроссмана - история с библиографией (66,00 руб.)

0   0
АвторыБИТ-ЮНАН Ю. , ФЕЛЬДМАН Д.
Страниц38
ID236611
Аннотация.
Сталинские премии Василия Гроссмана - история с библиографией / Ю. БИТ-ЮНАН, Д. ФЕЛЬДМАН // Вопросы литературы .— 2013 .— №4 .— URL: https://rucont.ru/efd/236611 (дата обращения: 22.06.2024)

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Век минувший Юрий БИТЮНАН, Давид ФЕЛЬДМАН СТАЛИНСКИЕ ПРЕМИИ ВАСИЛИЯ ГРОССМАНА: ИСТОРИЯ С БИБЛИОГРАФИЕЙ* Игнорируемый парадокс Как известно, В. Гроссман <...> Репутацией писа теля не вполне советского изначально, почему и создав шего «репрессированную» книгу — роман «Жизнь и судьба». <...> 186 Если верить мемуарам, впервые сталинская неприязнь проявилась в 1941 году, когда премию должны были дать за роман «Степан Кольчугин». <...> Третий — в 1953 году, после журнальной публи кации романа «За правое дело», и тогда развернулась кам пания травли, сопровождавшаяся обвинениями в «клевете на советский народ»1 . <...> Допустим, в первый раз писатели, включая литературных функционеров, не догадывались о сталин ской неприязни и вызвавших ее мотивах. <...> Да ладно если б с ним од ним: дерзили вождю функционеры литературные, хотя он еще в начале 1930х годов показал, что такие проблемы решает быстро. <...> Мнение вождя Итак, первая книга, изза которой Гроссман едва не попал в лауреаты, — роман «Степан Кольчугин». <...> Интрига и судьба Василия Гроссмана // Вопросы литературы. <...> И разговор, если верить Липкину, начался с об суждения литературных проблем: «Я к тому времени прочел первую часть недавно вышедшего романа Гросс мана “Степан Кольчугин” и сказал, что роман отлично на писан, но мне кажется непродуманным образ старого большевика Бахмутского — он скорее похож на старого меньшевика, и вряд ли во второй части судьба Бахмут ского сложится благополучно, если автор будет правдив». <...> С 1920х годов в советской литературе «старые меньшеви ки», противники «старых большевиков» — постоянно философствующие интеллигентыевреи. <...> Читателей буквально подталкивали к выводу: «старым меньшевикам» и «оппо зиционерам» равно чужды интересы партии, объединив шей прежде всего русский пролетариат, которому они чу жды этнически и классово. <...> История «бакланки»: по эты, функционеры и советский уголовный кодекс // Новое литературное обозрение <...>