Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 523290)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта.
Посев

Посев №22 1957 (80,00 руб.)

0   0
Страниц12
ID138124
АннотацияОбщественно-политический журнал. Выходит с 11 ноября 1945 г., издается одноименным издательством. Девиз журнала - «Не в силе Бог, а в правде» (Александр Невский). Периодичность журнала менялась. Первоначально выходил как еженедельное издание, некоторое время выходил два раза в неделю, а с начала 1968 года (номер 1128) журнал стал ежемесячным.
Посев [Электронный ресурс] .— 1945 .— 1957 .— №22 .— 12 с. — Режим доступа: https://rucont.ru/efd/138124

Предпросмотр (выдержки из произведения)

И о п и с ы в а е т один с в о й р а з г о в о р с о д н и м м о л о д ы м рабочим, к о торый повидимому весьма ожесточен тем, что ему з а к р ы л и путь • в высшее учебное заведение, и которому стало н а все наплевать. <...> Р е зультат: «Ряд учащихся подал чистые листки: после десяти лет обучения в сельской ш к о л е и м нечего с к а з а т ь о р о дной стороне, о ее л ю д я х , х о т я в п о с л е д нем н а г р а ж д е н и и район занимает одно из п е р в ы х мест. <...> Приводит д а ж е стишки, которые будто б ы сочинили в одном и з институтов — с т и ш к и о «нибоничо»: «Пусть з е м л я гудит, н е с е т с я к а к волчок... <...> Кассиль пытается проанализиро в а т ь причины роста среди молодежи «отрицательных» явлений, среди кото р ы х на первое место ставит то, ч т о «не мало м о л о д ы х д у ш в ы с т у д и л а или опа СЕГОДНЯ л и л а война». <...> » П о давление малейшей попытки критики «коллективного руководства» — не а с с о циируется ли это у молодежи с тем ж е « о б о ж е с т в л е н и е м одного н е п р е р е к а е м о г о авторитета»? <...> Т а к приучали считать «скучным разговором» речь о с а м ы х дорогих и с в я щ е н н ы х п о нятиях, о делах, ради которых м ы с в а ми ж и в е м н а с в е т е ! » <...> . . Вот и сам Кассиль в конце своей статьи з а в е л <...>
Посев_№22_1957.pdf
За Россию! За свободу! Не в силе Бог, а в правде! Александр Нввакнй ГОЛОС РОССИЙСКОГО РЕВОЛЮЦИОННОГО ДВИЖЕНИЯ ВЫХОДИТ ЗА РУБЕЖОМ ЕЖЕНЕДЕЛЬНО Jahrg. 13 • N г 22 (577) Russis c h в Woc h е n ze i t u n g • POSSEV-Di e AuSSQat • Frankfur t M„ Merianstr . 2 4 a Sonntag .2.6 1957 Вопрос не в «стнлягах»-дело гораздо серьезнее... Писатель Кассиль о «нигилистах, выползающих на любой диспут» Писатель Лев Касоиль в статье «Молодые и «размоложенные», напечатанной в «Литературной газете» от 25 мая с. г. смелее, чем это было до сих пор в партийной печати, идет в обрисовке «нездоровых» настроений молодежи и характеристике юных «критиканов» и «нигилистов». «Дело обстоит гораздо серьезнее, чем это изображается в популярных фельетонах о «стилягах» и «плесени» — заяв - ляет он. Описывая (и при этом безбожно фальшивя) тех, кто «ничего свитого не признает в жизни», молодых людей, «то глубокомысленно серьезничающих, когда вокруг них веселятся, то на всё поплевывающих, когда рядом волнуются», Л. Кассиль признает: «На них не обязательно сверхдлинные пиджаки и ультракороткие брюки. Одеты они скромно, и никаких особых излишеств по части причесок не наблюдается, словом, вид, располагающий к доверию. Больше того, они сами обычно презирают стиляг и не прочь отпустить едкую шуточку в и х адрес. Они стараются не лезть на глаза, предпочитая, так сказать, растворяться в массе и подзуживать исподтишка». Не сводится, по утверждению Л. Кассиля, вопрос и к «бездельникам», выращенным в семьях, отцы которых занимают видные общественные посты». «Ведь таких — ничтожное меньшинство» — справедливо замечает писатель. Л. Кассиль уклоняется от того, чтобы дать обрисовку «нездоровых» настроений и и х носителей среди молодежи в социально-политическом плане. Но важ - но уже то, что он говорит о масшта - б е этих настроений. А социально-политический аспект этих настроений хорошо виден из приводимых самим ж е писателем примеров. .. . Вечер 7 ноября. Грохот орудийного залпа. Салют!. . «В эту минуту сквозь толпу бесцеремонно протискивалось несколько развязных подростков. Один из них, в широкой капке, похожей на пузырь со льдом, схватился за уши и, посмотрев на небо, утомленно вздохнул: — О-о!. . Опять!.. Сколько раз можно?» (Подчеркнуто здесь и ниже нами. — Ред.). Другой пример. «Пригласят тебя, скажем, на школьный дисоут, где комсомольцы решили поговорить о том, что такое счастье. Поднимаются на трибуну девушки, юноши, волнуются, говорят кто ка к умеет, полемизируют с другими ораторами. А из дальнего, погруженного в полутьму уголка зала нет-нет да и раздастся в отве т на взволнованные, искренние слова оратора: — Дошло?.. Патриотизьм! — Вот именно так, нарочно: «Патриотизьм». И сейчас же кто-то там, хоронящийся за чужими спинами, бросит в тон: — Бурные овации, все встают!..» «Внешняя бравада — замечает в связи с этим автор — способна обмануть юнцов, которым подобные хлыщи пока^ жугея, чего доброго, «независимо мыслящими личностями». «Есть и совсем иные, быть может, еще более опасные разновидности» — копает Кассиль глубже. И описывает один свой разговор с одним молодым рабочим, ко - торый повидимому весьма ожесточен тем, что ему закрыли путь • в высшее учебное заведение, и которому стало на СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ А. Светов. На новом этапе. — Л. Федоров. Прожекты Хрущева. — Е. Андреевич. Судьбы «великой ломки». — Н. Тарасова. Подвиг .молчания. — И. Курский. Человечный роман. — А. Колин. Эмиграция и народно-освободительная борьба. — Лев Марков. Заметки участника Конгресса. — А. Н. Несломленная Венгрия. все наплевать. Он уже не хочет учиться : «Учиться пойти — садись на стипендию, в самом лучшем разе — три сотни. Это при успеваемости. А кончишь на инженера — запятят в начальники». В коммунистические начальники молодежь идти уже не хочет .. . Л. Кассиль приводит выдержку из письма читателя Т. из Мелитополя: «Меня очень волнует вопрос о воспитании молодежи. Вот небольшие примеры из жизни нашего города. Проходит политинформация в техническом училище .. . Говорит руководитель об итогах строительства и развитии нашей страны з а 1956 год.. . Это — волнующие итоги, говорящие о великом героическом подвиге нашего народа. И тут ж е слышится реплика: «А что мы от этого будем иметь? ..» И эта шкурническая реплика — сокрушается «читатель» — не встретила должного отпора комсомольцев». Другой корреспондент Л. Кассиля — учительница В. из Ставрополя пишет, что она провела в нескольких десятых классах сельских средних школ инспекторское сочинение: «Что я знаю о деятельности колхозов нашего района». Ре - зультат: «Ряд учащихся подал чистые листки: после десяти лет обучения в сельской школе им нечего сказать о родной стороне, о ее людях, хотя в последнем награждении район занимает одно из первых мест. Были и такие, которые заявляли: «Меня никогдаГне интересовали успехи колхоза». Л. Кассиль еще долго распространяется насчет «доморощенных нигилистов, которые так жадно выползают на любой диспут, где можно пофорсить фрондой, прерывая оратора нахальными репликами с места» о тех, кто «натягивает угарную муть, з а завесой которой могут твориться дела, не терпящие яркого све - та ... » Автор пишет, что такую молодежь в стране зовут «нибоничо», и расшифровывает: не признают ни Бога, ни чорта. Приводит даже стишки, которые будто бы сочинили в одном из институтов — стишки о «нибоничо»: «Пусть земля гудит, несется как волчок... Нам-то, нам-то что з а дело, чудачок?» Все таким, как он, н а свете нипочем, Потому что он — «нибоничо». Похоже на то, что «нибоничо» выдумал сам Кассиль. Но если выдумано молодежью, то очень неплохо — хотя бы потому, что у" молодежи, годами развращаемой коммунистической властью, для которой действительно ведь ни Бога, ни чорта нет, существует понятие и о Боге и о чорте. Следовательно она может хорошо разбираться в подлинном «чорте» — коммунистическом режиме .. . Л. Кассиль пытается проанализировать причины роста среди молодежи «отрицательных» явлений, среди которых на первое место ставит то, что «немало молодых душ выстудила или опалила война». С этим можно согласиться. С войной, как известно, у нашего народа были связаны надежды на далеко идущие изменения жизни и порядков в стране, надежды, которые были (грубо растоптаны Сталиным и его подручными после войны. И когда Кассиль говорит, что «все то неизбежно жестокое, кровавое, без чего не обходится война, не могло не сказаться в какой-то мере и на духовной жизни молодежи» — то мы это в указанном смысле и понимаем. Дальше Л. Кассиль говорит о «вреде, который был нанесен различным областям жизни советского общества обожествлением одного непререкаемого авторитета». Можно согласиться и с этим. Но задавал ли себе Кассиль вопрос: снята ли теперь эта причина? Культ Ленина — разве это не то ж е «обожествление одного непререкаемого авторитета?» Подавление малейшей попытки критики «коллективного руководства» — не ассоциируется ли это у молодежи с тем ж е «обожествлением одного непререкаемого авторитета»? «Важно оказать про то, —- приступает к главному Л. Кассиль, — что еще се - годня апоообно порождать условия, при которых остывают сердца и проявляютс я настроения, характерные для всех этих «нибоничо». Но он увидел только то, что «нужно • говорить... о поспешных огульных обобщениях, которые позволяли себе делать некоторые воспитатели, охваченные неуемным ражем охаивания целого периода в истории нашей страны под флагом разоблачения культа личности. Это больно травмировало молодые впечатлительные души. И порой известный холодок заползал в них... » Что же, Кассиль: назад к Сталину? Да еще он увидел беду в скуке на молодежных собраниях. И вспомнил прошлое, которое есть и настоящее: «Придешь, бывало, на какое-нибудь собрание в клуб рабочей молодежи, а там, по грудь прикрьтшись трибуной, как фартуком, упершись взором в бумажку, бубнит присланный по путевке докладчик. И ведь с этим уже начинали мириться! Так все заранее и знали, что в начале вечера придется поскучать, у ж ничего не поделаешь — обычай. Та к приучали считать «скучным разговором» речь о самых дорогих и священных понятиях, о делах, ради которых мы с ва - ми живем на свете!» Но скука всегда была и будет там, тде нет искренности, откровенности. Что ж е изменилось в этом плане с времен описанного Кассилем собрания? Он ж е сам, ратуя за то, что молодежи «надо доверять, чутко прислушиваясь, верявспра^ ведливость многих здоровых требований и честных устремлений юности», в то ж е время встает с хлыстом над молодежью, предлагая «не мириться с явными заскоками». А «заскоком» у молодежи (и не только у молодежи) партия считает все, что хоть в какой-нибудь мере направлено на свободу индивида, на освобождение от давящих пут казенной идеологии .. . «Скучный разговор» б(удет всегда, пока будет существовать античеловеческий коммунистический режим, давящий вс е живое, утверждающий вс ё мертвое.. . Вот и сам Кассиль в конце своей статьи завел «скучный разговор»: «Я не боюсь, — написал он, оглянувшись на ЦК КПСС, — что кто-то из за - рубежных пересмешников и ловцов дурных сенсаций, выхватив и обкорнав ка - кие-то места из этой статьи, подтасует их к колоде своих крапленых мыслишек. Что ж, эха путаться — в горы не подниматься. А друзья услышат и поймут, как надо». Чего уж тут выхватывать и обкарнывать — ведь ничего другого-то и нет в вашей статье, Кассиль, если в ы сами внимательно ее прочитаете. Ваша предохранительная фраза, что «все это никак не является типичным для нашей молодежи»? В утешение вам приводим и ее, как горестное свидетельство того, насколько скучна писательская обязанность у нас на родине.. . После писательского пленума «ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА» КЛЕЙМИТ «МОЛЧАЛЬНИКОВ» И «РЕВИЗИОНИСТОВ» Передовая «Литературной газеты» от 25 мая посвящена итогам пленума. Говоря о предшествовавших пленуму собраниях в Москве, газета пишет: «Некоторые литераторы пытались создать впечатление, что з а ними идут писательские массы. Они пытались представить ка к новое слово в нашей литературе роман В. Дудинцева «Не хлебом единым», рассказ А. Яшина «Рычаги» и другие, подобные этим, произведения, искаженно отображающие советскую действительность». «Естественно — продолжает передовая — было желание участников третьего пленума услышать от тт. Э. Казакевича, М. Алигер^ В. Каверина, В. Рудного разъяснения и х литературно-политических позиций... Но этого никто не дождался. Шумевшие на протяжении целого года в Москве литераторы, главным образом группирующиеся вокруг сборника «Литературная Москва», предпочли на пленуме ртмя.тичипатьгя. Тем самым они саморазоблачились, как представители совсем небольшой (? — Ред.), несмотря на большую шумливость, и, по существу» изолированной (? — Ред.) от писательской общественности, группочки, стоящей на позициях нигилизма и ревизионизма (подчеркнуто нами. — Ред.). Страшась признать факт идейно-политического размежевания писательских сил, ЦК КПСС дал указание своей креатуре в Союзе писателей изображать независимых (Писателей ка к «замкнутую группочку». Газета призывает к «консолидации творческих сил на основе партийной принципиальности» и утверждает, что «только партийная ггринципиальность обеспечивает единство сил советской литературы». Но такое единство может быть только единством, доститнутьгог при помощи кнута. замкнутой
Стр.1