Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 562678)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта.
0   0
Первый авторБогданова
ИздательствоМ.: ПРОМЕДИА
Страниц11
ID338105
АннотацияРассматриваются особенности эпопейного жанра в "Жизни и судьбе" В. С. Гроссмана по сравнению с признанным претекстом - "Войной и миром" Толстого. Если в толстовской эпопее действуют монолитный русский народ и немногие отщепенцы-дворяне, то в гроссмановском произведении появляется новая историческая сила - мещанско-вождистская масса. Противостояние народа и массы в советской армии и тылу в месяцы Сталинградской битвы приводит к трансформации эпопейного замысла в сторону пессимизма и исторической неуверенности. Романное начало в "Жизни и судьбе" во многом продолжает традиции "Войны и мира": нравственные искания главных героев в конце концов сливаются с народной (но не массовой) правдой.
УДК821.161.1.09"1917/1991"
Роман-эпопея XX векаБогданова // Вестник Московского университета. Серия 9. Филология .— 2014 .— №1 .— С. 95-105 .— URL: https://rucont.ru/efd/338105 (дата обращения: 12.06.2021)

Предпросмотр (выдержки из произведения)

№ 1 О.А. Богданова РОМАН-ЭПОПЕЯ XX ВЕКА: «ВОССТАНИЕ МАСС» В «ЖИЗНИ И СУДЬБЕ» В.С. ГРОССМАНА В статье рассматриваются особенности эпопейного жанра в «Жизни и судьбе» по сравнению с признанным претекстом – «Войной и миром» Толстого. <...> Если в толстовской эпопее действуют монолитный русский народ и немногие отщепенцы-дворяне, то в гроссмановском произведении появляется новая историческая сила – мещанско-вождистская масса. <...> Противостояние народа и массы в советской армии и тылу в месяцы Сталинградской битвы приводит к трансформации эпопейного замысла в сторону пессимизма и исторической неуверенности. <...> Романное начало в «Жизни и судьбе» во многом продолжает традиции «Войны и мира»: нравственные искания главных героев в конце концов сливаются с народной (но не массовой) правдой. <...> Однако важнейшей для автора XX в. становится проблема личностной и национальной идентичности в эпоху «восстания масс», которую он надеется решить путем обращения к невозвратимым ценностям прошлого: секулярно-гуманистической личности и «устойчивому душевному строю» народа. <...> Веяния середины XX в. сказались в ряде экзистенциалистских мотивов, возникающих в связи с сюжетными линиями Нади Штрум и ее обреченного на скорую фронтовую гибель возлюбленного – лейтенанта Ломова, Сережи Шапошникова и юной радистки Кати в окруженном немцами доме Грекова в Сталинграде и др. <...> Сам автор неоднократно дает понять в своем произведении, что претекстом его романа является «Война и мир». <...> Хотя действие происходит в течение четырех месяцев обороны Сталинграда советскими войсками и разгрома немецкой группировки под Сталинградом (октябрь 1942 – март 1943 гг.), воспоминания персонажей и рассуждения автора захватывают и другие временные пласты: 1920–1930-е годы в СССР и Германии. <...> Вдова погибшего героя Гражданской войны, семидесятилетняя Александра Владимировна Шапошникова – русская интеллигентка дореволюционной формации. <...> Социальный космос романа <...>